О стихах Ацо Шопова*

Александр Романенко

romananko

Поэт Александр Романенко (1940-2002 гг.)

Новая македонская поэзия родилась во второй половине 30-х годов в тюрьмах королевской Югославии, в суровых условиях подпольной революционной борьбы. С началом освободительного движения югославских народов против фашизма крупнейшие македонские поэты примкнули к партизанам. Уже через несколько месяцев после вторжения врагов молодая македонская поэзия понесла свои первые потери: а сентябре 1941 года погиб двадцатилетний поэт Коле Неделковский, в сорок втором пал Мите Богоевский — ему едва исполнилось двадцать три года. В июне, сорок третьего шальная пуля сразила Кочо Рацина, с именем которого связана целая глава в истории югославского революционного движения и в истории литературы народов Югославии.

Несмотря на гибель многих талантливых поэтов, македонская поэзия выстояла и окрепла в неравной борьбе. Вместе с заводами и электростанциями, вместе с новостройками росла в послевоенные годы и литература народа, с оружием в руках завоевавшего свою независимость.

Среди тех, чья юность прошла в народно-освободительной борьбе, был и Ацо Шопов.

Он родился в декабре 1923 года в Штипе — небольшом городке восточной Македонии. Еще в ранней юности он познакомился с молодыми коммунистами Македонии и тогда же начал писать стихи, навеянные мотивами народной лирики.

Сражаясь в Третьей македонской ударной бригаде с момента ее образования и до победы, Шопов вряд ли предполагал, что к концу войны его стихи уже станут известны в партизанской армии, и, конечно, не думал о возможности их издания в то время. Тем большим сюрпризом оказался для него подарок, который он получил на Втором конгрессе антифашистской молодежи Югославии. Конгресс проходил в конце 1944 года в только что освобожденном от врага городе Скопье. Сербские делегаты привезли изданную в Белграде книжку стихов Ацо Шопова.

В нее вошли стихотворения «Любовь», «Перед боем», «Партизанская весна» и другие. Это были стихи о партизанской бригаде, в которой воевал поэт, о гибели его любимой, о будущем.

Двадцать лет спустя, вспоминая о той поре, когда создавались эти стихи, Шопов говорил: «Это было время борьбы, великих исторических изменений, захвативших все мое внимание, все мои чувства… Поэзия в ту пору была целиком повернута к жизни, она обращалась непосредственно к людям, которые сражались, она поднимала на борьбу, на революцию». Военные стихи Шопова, не всегда, впрочем, совершенные по форме, были проникновенными, искренними, человечными, и эта искренность и человечность стали одной из самых характерных черт всего дальнейшего творчества поэта.

В 1946 году вместе с поэтом Славко Яневским Шопов выпустил сборник Дорога молодости — о строительстве железной дороги Брчко — Бановичи.

С тем же волнением, с которым он писал стихи о партизанской борьбе, поэт, активный участник социалистического строительства, пишет теперь об ударных стройках новой Югославии.

Пусть сегодня розы расцветают,
где вчера бурьян тянулся вверх,—
(«В дни грядущие»)

Сборники пятидесятого года — На Граммосе и Нашими руками — как бы подводили итог начальному периоду в творчестве Ацо Шопова. В первом из них говорилось о трагедии Эгейской Македонии, во втором были собраны стихи военных лет и стихи о мирном труде.

Последующие книги поэта появлялись почти регулярно каждые два года: Стихи о страданиях и радости (1952 г.), Слейся с тишиной (1955 г.), Ветер приносит погожие дни (1957 г.). Небольшие по объему, они говорили о поисках поэта, о выработке им собственного поэтического языка.

Стихи Шопова от сборника к сборнику становятся менее эффектными внешне, менее шумными, менее традиционными, они преисполнены простых человеческих чувств. Все большее место в них занимают проблемы творчества. Это не означало ухода от времени, бегства к природе или унылого погружения в самого себя, ибо и по характеру и по поэтическому темпераменту Шопов очень далек от поэзии искусства для искусства. «Поэт общественно активен своим, в самом прямом смысле этого слова, поэтическим творчеством… Поэт не может оставаться лишь в сфере собственных переживаний и дилемм, он самым непосредственным образом связан с общественными течениями, с обществом, в котором он живет», — так формулировал поэт свои творческие задачи. В соответствии с ними он и пытается рассказать о себе, рассказать как поэт-лирик.

Если что-то не может облечься в слова,
жжет и на душу тяжестью ляжет,
спрячь же это на дно тишины, и сама тишина
все расскажет.

Тишина необходима ему для того, чтобы прислушаться к стуку влюбленного человеческого сердца, увидеть наступление осени, услышать рождение ветра. Поэт подхвачен и унесен «грозной лавиной» красоты, и красота не даст ему отдыха, не даст успокоения, заставляя «кипеть его кровь». Он следит за падением оторвавшегося от ветки листа и видит погибающего на скалах аиста. Он бродит по бульвару Сен-Жермен и вокруг Нотр-Дама, с болью глядя на одиноких подавленных людей, слышит, как «течет уныло песенка вдаль, в туман, в небытие…» («Шарманка»), Ацо Шопов пишет о любви, верности, страдании, дружбе, решает для себя «вечные темы» – человек и мир, смысл бытия, прекрасное в жизни. Его стихи привлекают игрой оттенков чувства, великолепной мелодической гармонией. При всей широте их эмоционального диапазона они не превращаются в прозаический реестр настроения, сохраняя в полной мере и свое лирическое начало и поэтическую свежесть. Подтверждением этого служат превосходные миниатюры из сборника «Слейся с тишиной» или более углубленные философские стихотворения из последней книги Небытие (1963 г.).

Смысл поэзии для Шопова — в человеке, в его сердце, в его душе, в его мечтах, ибо «что такое поэт без мечты? Берег без моря». Это даст ему право утверждать: «Я плоть и мука земная», а свое слово назвать «твердой челюстью времени, что ниву грызет зубами семени».

В македонской поэзии, на протяжении многих веков оторванной от общего течения европейской литературы и только в последние два десятилетия получившей условия для своего развития, творчество Ацо Шопова открывает новый поэтический мир, одну из ипостасей того огромного, что мы называем нашей современностью.

*Предисловие к сборнику Ветер приносит погожие дни, Москва, Прогресс, 1964 г.